/

/ / / / / / /


Добро пожаловать!
Здравствуйте, Гость!

Ваш IP: 3.215.177.171
Ваш браузер:



ЗАЯВЛЕНИЯ, НОВОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО СОЮЗА АНТИФАШИСТОВ [188]
УСТАВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ МСА [2]
Устав, свидетельство о государственной регистрации, свидетельство налогоплательщика и лист записи в ЕГРЮЛ
НОВОСТИ АНТИФАШИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В МИРЕ [81]
Новости [89]
НЮРНБЕРГ 2. СБОР ДОКАЗАТЕЛЬНОЙ БАЗЫ [23]
СВОДКИ ОПОЛЧЕНИЯ [16]
Украина [182]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ БОРЬБЫ С ФАШИЗМОМ [45]
Мнения, аналитика [125]
ТЕОРИИ ЗАБЛУЖДЕНИЙ [3]
БЛОГ Любови КОРСАКОВОЙ [521]
Блог Светланы НИКУЛИНОЙ [2]
БЛОГ Сергея ПАУКОВА [5]
БЛОГ Оксаны ШКОДА [23]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (Луганская область) [333]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (Украина) [1529]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (по России) [73]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (о событиях в мире) [318]
АРХИВ газеты "ВОСХОД" [28]
НАШИ ДРУЗЬЯ

ВОСХОД.Луганская газета
Календарь
«  Август 2021  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Статистика
Besucherzahler
счетчик посещений
Рейтинг@Mail.ru
Главная » 2021 » Август » 14 » ЗА ЧТО СЕГОДНЯ СУДЯТ В ЛИТВЕ?
22:13
ЗА ЧТО СЕГОДНЯ СУДЯТ В ЛИТВЕ?

РАЗОБЛАЧЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЗАКАЗА ОТ АЛЕКСЕЯ ГРЕЙЧУСА

"На сегодняшний день понятно, что никаких веских доказательств у обвинения нет, впрочем, и быть не может, так как противоправных действий не было, никакого шпионажа не было. Единственное, что у них есть – это расплывчатая формулировка статьи – «иная информация, интересующая разведку». Хотя никаких доказательств того, что Тарашкявичус и Чагин одно лицо, так и не было озвучено. Однако в своем интервью глава ДГБ Яунишкис высказал мысль, что даже фотография цветочного горшка на улице может стать причиной уголовного преследования. Грамотный, непредвзятый анализ дела – это реальная возможность прекратить дело. Но сейчас это дело – явный заказ госструктур, поэтому в Литве это сделать вряд ли возможно".

Зовут меня Алексей Грейчус, 1975 года рождения. В 2020 году Клайпедская генеральная прокуратура выдвинула против меня обвинения по статье 119 (Шпионаж), ч. 2 («Тот, кто по заданию иностранного государства, украл, купил или иным образом собирал или передавал информацию, являющуюся государственной тайной Литовской Республики, или другую информацию, интересующую разведку иностранного государства, наказывается лишением свободы от трех до пятнадцати лет»).

Проживаю в Клайпеде, Литовская Республика. Вырос и воспитывался на убеждениях, что фашизм и нацизм – это плохо. Семья моего отца в годы Великой Отечественной войны скрывала евреев от нацистов и литовских полицаев, за что причислена к Праведникам Мира, а в 1949 году была сослана в Сибирь сталинским режимом. Много общался с ветеранами Великой Отечественной войны, с бывшими узниками фашистских концлагерей. В декабре 2012 года создал свою общественную организацию под названием Балтийская молодежная ассоциация «Ювенис» (далее - Организация), основной целью которой было участие молодежи в различных мероприятиях, концертах. Однако со временем основным направлением стало проведение мероприятий, издание книг, посвященных воспоминаниям о военных годах, о людях, которые боролись с нацизмом в период с 1941 по 1945 год.

Мы проводим мероприятия, посвященные памяти жертв Холокоста (27 января) и Второй мировой войны (1 сентября), узникам фашистских концлагерей (11 апреля), началу Великой Отечественной войны (22 июня) и окончанию Второй мировой войны (2 сентября), началу Первой мировой войны (1 августа). На этих концертах основные зрители – старшее поколение, ветераны Великой Отечественной войны, бывшие узники концлагерей, жители блокадного Ленинграда. Мы проводим акцию «Поздравь солдата Победы», в ходе которой на собранные жителями Клайпеды деньги ветеранам покупаются новогодние подарки и развозятся по домам, записываем воспоминания участников войны, которые потом публикуем, осуществляем уход за могилами советских солдат, расположенными на территории Литвы, боровшихся с нацизмом. О каждом мероприятии, которое мы проводим, мы рассказываем в местных газетах и на своем сайте www.pokolenije.com, а также в социальных сетях facebook, Одноклассники, Вконтакте. Мы делимся своей деятельностью, чтобы люди знали о нас и помнили ужасы нацизма, которые несла с собой война, размещаем фотографии с мероприятий, видеозаписи, пишем статьи.

Мы также выпустили несколько книг – два сборника воспоминаний бывших узников фашистских концлагерей («Не забыть того, что забыть нельзя» и «Мы выжили чудом»), книги о судьбах командиров-пограничников, в первые дни Великой Отечественной войны попавшего в плен (В. Зобова «Дорогами ада», Н. Николаев, Р. Грейчюс «В паутине»), книгу о судьбе семьи, эвакуировавшейся из Литвы в тыл (В. Зобова «Тыл. Книга выживания»), книгу о пограничниках, в первые дни войны принявших бой на границе (Р. Грейчюс «Служили парни на границе»), сборник воспоминаний о ветеранах Великой Отечественной войны («Подарившие мир»).

Основные средства для ведения деятельности – личные взносы членов организации. Некоторые мероприятия спонсируют коммерческие организации, также стараемся привлекать соответствующие целевые фонды, которые могли бы оказать поддержку в проведении данных мероприятий.

В апреле 2016 года в социальной сети «Вконтакте» мне написал некий Петр Тарашкявичус. Он отрекомендовался как калининградский представитель сургутского фонда «Фонд Победы» (далее - Фонд), написал, что у нас общие цели – сохранение памяти о победе над фашизмом, о солдате-победителе. Исходя из сказанного выше, у нас в самом деле были общие темы. А финансирование для общественной организации всегда больной вопрос. Я проверил, существует ли такой Фонд, оказалось, что есть и действует по сей день. Однако, учитывая, что существует вероятность ошибки/получения мной недостоверной информации относительно данного Фонда и его представителя, мною было принято решение встретиться с этим человеком вживую. На первую встречу мы поехали втроем, все трое – члены нашей организации. По итогам представитель Фонда обещал поддержку некоторых наших мероприятий, темы которых соответствовали направлению деятельности Фонда

В ноябре 2016 года было заключено Соглашение о взаимодействии и сотрудничестве между общественным фондом “Фонд Победы” и общественной организацией Балтийская молодежная ассоциация “Ювенис”. Предметом Соглашения является осуществление сотрудничества в гуманитарной сфере, направленного на установление культурно-исторического диалога молодежи Литвы и России, а также недопущения популяризации идей неонацизма, что актуально и сегодня, учитывая, что 17 декабря 2020 года на пленарном заседании 75-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН одобрена резолюция "Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости". Соглашение было оформлено согласно требованиям законодательства, подписано полномочными представителями с обеих сторон, скреплено печатью. Со стороны Фонда его подписал Петр Тарашкявичус - полномочный представитель Фонда в Калининграде.

Кроме того, в ситуации, когда мне необходима была российская гуманитарная виза (как представителю общественной организации) «Фонд Победы» был одним из тех, кто предоставил необходимые документы и приглашение, оформленные надлежащим образом, в дипслужбы.

За три года наше общение переросло в дружеское. Часто он оказывал дружескую помощь – мог встретить и проводить на самолет меня или моего отца, когда я летел в Москву или отец в Новосибирск; мог принять посылку с книгами из Москвы, которую потом передавал моим знакомым, приехавшим в Калининград. Во время встреч ни о чем особенном мы не разговаривали – обычные дружеские разговоры, об общих знакомых, о прошедших и намеченных мероприятиях.

В 2018 году Фонд впервые частично поддержал три мероприятия – 22 июня (акция «Свеча памяти» в день начала Великой Отечественной войны), 2 сентября (день окончания Второй мировой войны), 24 ноября литературная викторина и концерт «Тургенев и Виардо – романс о любви», посвященный 200-летию со дня рождения русского писателя. В 2019 году фонд частично профинансировал три мероприятия – концерт 9 мая в Шяуляй, 22 июня (акция «Свеча памяти» в день начала Великой Отечественной войны), 2 сентября (день окончания Второй мировой войны).

Деньги Петр Тарашкявичус передавал во время встречи наличными до проведения мероприятия, я при получении либо подписывал акт о получении денег (к сожалению, корешков не сохранил, не думал, что они понадобятся), либо составлял расписку на фирменном бланке Фонда. Так как финансирование было в рублях и долларах, в Советске же деньги вносились на мой личный счет в Сбербанке.

Согласно п.2 ст. 7 ФЗ РФ №7-ФЗ “О некоммерческих организациях” , а п. 1 ст. 12 “Закона Литовской Республики о благотворительных фондах” (”Lietuvos Respublikos labdaros ir paramos fondų įstatymas”) Фонд обязан ежегодно публиковать отчеты об использовании своего имущества. Такое же требование было и у «Фонда Победы». Так как после проведения мероприятия я размещал статью с фотографиями в местных газетах, на сайте нашей организации, в социальных сетях, то дополнительно отправлял полномочному представителю фонда Петру Тарашкявичусу в качестве отчета во исполнение требований законодательства.

В 2016 году по окончании российской двухгодичной многократной визы у меня возникли проблемы с получением новой из-за разногласий с генконсулом РФ Для получения гуманитарной российской визы мне, как общественнику, были высланы приглашения от общественных организаций, среди которых был и «Фонд Победы», от которого Генеральным консульством России в Клайпеде было получено официальное приглашение на фирменном бланке со всеми реквизитами, подписью руководителя фонда и печатью, что очередной раз подтверждает информацию о том, что Фонд реально существует. Однако, на все попытки открыть визу был получен отказ.

В целях продолжения сотрудничества с фондом, в 2018 году Петром был предложен следующий вариант пересечения границы с Литвой. В связи с приближающимся чемпионатом мира по футболу и открытию безвизового режима для тех, у кого есть билет участника (https://news.rambler.ru/.../39653175-rf-i-litva-namereny.../), по словам Тарашкявичуса, таможня России проводила тестовые пропуски. Он сказал, что у него есть знакомый в таможенной службе (что для меня было вполне логично, учитывая, что Петр по его словам работает в логистике), который может помочь организовать мое пересечение границы, пока идут тесты. Таким образом я трижды пересек границу, чем вызвал интерес у таможни Литвы, - меня приглашали в кабинет к начальнику таможни, проводился полный досмотр и опрос. Как ни странно, литовская таможня не слышала о готовящемся безвизовом режиме со стороны России. Рассказывать же начальнику литовской таможни, что я был на встрече с представителем «Фонда Победы», я не счел безопасным – одно слово «Победа» у местных чиновников чаще всего вызывает подозрения в чем-то плохом. Зная, что как у нас, так и в России, многое решается именно через знакомства, возможность представителя фонда договориться о таком пересечении границы у меня не вызвало никаких подозрений.

Данный факт также используется обвинением в качестве доказательства моего тесного сотрудничества с ФСБ.

29 октября 2019 года к нам домой приехали два сотрудника Департамента государственной безопасности (ДГБ) Литовской Республики. Меня и моего отца пригласили проехать с ними на допрос в здание ДГБ. Так как я не вел никакой преступной деятельности против страны, мы лишь удивились, но не переживали. В течение примерно семи часов двое сотрудников ДГБ рассказывали мне, что житель Калининграда, которого я знаю, как Петра Тарашкявичуса, на самом деле Петр Чагин, что он – агент ФСБ России. Показали фотографии, на которых был изображен Петр Тарашкявичус. На мою просьбу предоставить хотя бы малейшие доказательства был получен отказ. Я должен был поверить на слово, что человек, с которым я общаюсь с апреля 2016 года, - агент спецслужб. Я должен был поверить, несмотря на то что держал в руках паспорт на имя Петра Тарашкявичуса, а наша общественная организация в 2016 году заключила с ним договор как с калининградским полномочным представителем фонда «Фонд Победы» за его подписью, с печатью Фонда. Мне немало приходилось общаться с людьми, если они вызывали недоверие – я прекращал общение. С Тарашкявичусом мы общались в течение трех с лишним лет, не только онлайн, но и не раз встречались, никаких подозрений у меня не возникло ни разу, да и к противоправным действиям Петр меня никогда не склонял. Поэтому в разговоре с ДГБ все говорило о том, что произошла какая-то ошибка. У меня не было никаких причин что-либо скрывать от нашей госбезопасности, поэтому я рассказал все, как есть, какими были взаимоотношения, на чем они строились. В завершении мне дали подписать документ, по которому я обязуюсь не выходить на связь с «Чагиным». Так как у меня вызывали большие сомнения сведения ДГБ, вышеуказанный документ я подписал не сразу, а после того, как последовали угрозы, что, если я не подпишу, то задержусь у них надолго.

Не получив подтверждений от ДГБ о статусе Тарашкявичуса, я продолжил интернет общение с ним, что послужило поводом для укрепления обвинительной позиции ДГБ.

3 марта 2020 года в 7 часов утра в наш дом приехала полиция с обыском. Мне был предъявлен документ, в соответствии с которым я подозреваюсь в сотрудничестве с агентом ФСБ России, в шпионаже. Изъяли телефоны, компьютер, какие-то бумаги. В назначенное время мне было велено явиться в отделение полиции. К сожалению, будучи абсолютно уверенным в своей невиновности, абсурдности обвинения, я не подумал сразу позвонить адвокату. В установленное время я приехал в полицию. В ходе допроса мне неединожды указывалось, что на меня собрана масса материалов, которые доказывают, что я враг Литвы, шпион, преступник. В итоге меня поместили в арестантскую на двое суток, которые затем перетекли в три месяца в следственном изоляторе в Шяуляй без права общаться с кем бы то ни было из родных и друзей, кроме адвоката. Как я ранее указывал выше, Статья, по которой я попал в это подобие цивилизованного изолятора, - 119 часть 2 (шпионаж в пользу иностранного государства), но при этом в камере находились заключенные, подозреваемые в уголовных преступлениях – покушениях на убийство, распространении наркотиков и даже убийстве. Кстати, в Шяуляй я столкнулся с человеком, подозреваемым в том же «преступлении», - общении с Петром Тарашкявичусом. Видел его раза три за все это время.

Стараниями адвоката 5 июня меня выпустили под домашний арест со всеми ограничениями – браслет на ноге, свобода перемещения с 6.00 до 22.00, обязательная отметка в полиции каждую среду с 8.00 до 13.00, запрет созваниваться с друзьями, которые так или иначе пересекались с Петром Тарашкявичусом. Спустя три месяца 5 сентября домашний арест был вновь продлен на три месяца без каких-либо смягчений, 5 декабря – опять продлен. За полгода были два дополнительных допроса. Стоит отметить, что на этих допросах задавались вопросы, которые явно свидетельствует о том, что веских доказательств моей вины нет. Делать вывод, что я знал о реальной деятельности Петра Тарашкявичуса, на основании того, что в разговоре я в шутку назвал его разведчиком, как минимум несерьезно. Или обвинять меня в шпионаже за то, что помог найти в интернете контакты председателя русской общины в Юрмале (контакты были размещены на странице общины в открытом доступе).

Однако 14 декабря я получил оповещение о подозрении (Pranešimas apie įtarimą). Весь документ построен следующим образом, - утверждается, что я с самого начала был в курсе того, с кем общаюсь, что мне платил непосредственно «Чагин» не только за проведение нужных ему мероприятий, но прежде всего за то, что я фотографирую и снимаю присутствующих людей, готовлю статьи, выставляю фотографии в интернете, а также пересылаю ему на почту. При этом перечислено больше мероприятий, которые он якобы финансировал, суммы также названы достаточно большие за каждое мероприятие, что не соответствует действительности. Как упоминалось выше, по выписке Сбербанка вся переведенная на мою карту сумма за все время составила 90 000 р.

Тогда же узнали, что мое расследование объединено в одно дело с другим – второй человек, обвиняемый в работе на того же сотрудника ФСБ, только ситуация там кардинально иная. Он знал, с кем сотрудничает, по запросу делал снимки, за что получал деньги. Никаких веских оснований для объединения двух дел, как и для проведения закрытых заседаний, нет.

17 декабря мы с адвокатом получили материалы дела для изучения и подготовки обращений с просьбой дополнить/включить в дело определенные моменты, которые нам покажутся значимыми. Действительно, в полученных материалах масса допросов и прочего, не касающихся непосредственно меня, однако на фоне второго фигуранта обвинение против меня также выглядит гораздо тяжелее. Видимо, это и было целью объединения двух разных по весомости дел.

Ознакомившись с материалами, первое, что бросается в глаза, - оценка моих действий Департаментом государственной безопасности и представителя литовской армии. Прокуратура предоставила им материалы, сопроводив их описанием того, что это материалы, переданные сотруднику ФСБ лицом, заведомо знавшим, с кем он общается. Эксперты присвоили белый уровень опасности. Это значит, что сотрудничал со спецслужбами России.

Все дело построено на утверждении, что я знал, кто такой на самом деле представитель фонда, моей целью было нанесение вреда государству, как и мероприятия, которые я проводил с целью возвеличивания страны-агрессора России и принижения статуса Литвы. Утверждается, что сотрудник ФСБ оплачивал фотографии, статьи и видеоматериалы, не учитывая тот факт, что организация проводила мероприятия с 2012 года и точно так же публиковала материалы о проведенных мероприятиях. При этом, судя по всему, анализа содержания мероприятий, фотографий и статей не было проведено.

Таким образом, вся линия обвинения построена на том, что я умышленно организовывал мероприятия, посвященные Второй мировой войне, по заказу сотрудника ФСБ РФ, выполняя его поручения, представляющие угрозу национальной безопасности Литвы, за соответствующую плату. Фото, видеосъемка, публикация статей в местную прессу о проведенных мероприятиях квалифицируется обвинением, как оказание влияния на общественную и политическую жизнь через мероприятия. При этом, за основу берутся выводы ДГБ и литовской армии о содержании переданных Тарашкявичусу/Чагину материалов без учета интересов нацменьшинств и правовых аспектов, Конституции Литвы. Все же в Литве проживает немалый процент русскоговорящих жителей, которым дорога память, которые чтят свои традиции. В Конституции закреплена свобода слова.

В то же время обвинением не учитывается, что мероприятия, которые я проводил с 2012 года, всегда были открытыми, разрешенными местными властями, где всегда проводилась фото /видео съемка с последующим размещением информации в виде фото и статей о проведенном мероприятии в местных газетах и соцсетях. В подтверждение тому есть газеты и онлайн публикации. Ни до Тарашкявичуса, ни во время, ни после подход к организации мероприятий и подход к размещению информации в открытых источниках НЕ МЕНЯЛСЯ (появление Тарашкявичуса никак не влияло на организационный процесс и содержание мероприятий).

В этой связи, ставится под сомнение мое право распространять информацию о Второй мировой войне, являющейся не литовским событием, а глобальным. Так как события Второй мировой охватывают не только Литву, то интерес к распространению информации в соцсетях и иных открытых источниках оправдан. Спецслужбы Литвы, выворачивая факты, ограничивают меня в моем конституционном праве передавать информацию, не являющуюся гостайной и не представляющую угрозу Государству.

Мероприятия никогда не содержали призывы к свержению власти или иную политическую подоплеку. Речь шла исключительно о периоде Второй мировой войны, а не о политике, при этом мы замалчивали о том, сколько и кем уничтожались евреи в Литве. Мы не давали нелицеприятных фактов, говорили только о БОРЦАХ С НАЦИЗМОМ, а нацизм во всем мире, в том числе и в Литве не в почете.

Кроме того, следует отметить, что сама статья 119 ч. 2 весьма расплывчатая. Нет понимания, что означает понятие «иная информация, переданная разведке», что входит в рамки этой «иной информации», кто дает оценку. Неясно, что является гостайной, а что нет. Из-за «грифа секретно» возможности ознакомиться с материалами дела в полном объеме (включая информацию о личности/статусе Таршкявичуса, а также информацию, которая легла в основу присвоения белого уровня опасности, используемых стороной обвинения) у меня нет. Таким образом, я по сути не знаю до конца, в чем меня обвиняют, какие конкретно доказательства послужили основой для оценки опасности, что соответственно лишает возможности грамотно построить защиту.

Кроме того, мне так и не были предоставлены никакие доказательства, что Тарашкявичус является Чагиным, сотрудников ФСБ России. Если раньше это можно было списать на тайну расследования ДГБ, то когда дело идет в суд, на мой взгляд, должны быть представлены доказательства.

Причинами недоверия к ДГБ и их информации для меня послужили следующие факты:

С Департаментом госбезопасности Литвы я познакомился впервые в 2015 году, когда в Клайпеде мы проводили форум «Неонацизм как угроза безопасности мира». На форум приехали три гражданина Латвии, один из которых – на тот момент помощник евродепутата, второй – известный латвийский антифашист, третий – историк-поисковик. Первого на автовокзале встретили пограничники, предоставили ему документ, в соответствии с которым «он не желателен на территории Литвы», на пять лет ему закрывался въезд на территорию Европейского Союза. При этом, когда он попробовал спорить, ему был задан вопрос, «Знает ли он, что в Литве иногда пропадают люди?» В итоге он уехал ближайшим автобусом. Такие же документы были представлены и остальным двум гражданам Латвии. Им не было объяснено, по каким причинам они не могут находиться на территории Литвы и Европейского Союза, никакие обвинения им предъявлены не были и в течение года, хотя они пытались добиться объяснений. Однако через год ограничение было снято, так и не проинформировав ни одного из троих граждан Латвии о причинах ограничения. То есть, захотели – запретили, захотели – сняли, без объяснений и извинений. Такие действия говорят только об одном – не было оснований для запрета.

В начале 2020 года ДГБ предоставило в открытом доступе отчет о проделанной за 2019 год работе. В этом же отчете – речь о «выявленном агенте ФСБ России» Петре Чагине (Тарашкявичусе). Что характерно – там же говорится о том, что мною было рассказано сотрудникам ДГБ, но только в искаженном виде. Вышеуказанный Государственный документ содержит искаженную информацию, разночтения и ошибки. Например:

● Говорится, что в Клайпеде 12 апреля 2019 года проходил День пограничника. Было такое мероприятие, но только 28 мая. 12 апреля – это День космонавтики.

● Говорится также о «Фонде Победы» как несуществующем, однако есть выписки о том, что фонд действует с 2002 года и по сей день (https://reabiz.ru/.../1028600005202-obschestvenny-fond...).

● Говорится о том, что Петра Тарашкявичуса очень интересовала акция «Бессмертный полк», проходящая в Клайпеде 9 мая. При этом, эта акция его интересовала мало, разве что в самом начале ее проведения в 2016 году.

Наличие таких «ошибок» в деятельности государственной структуры у меня вызывают большие сомнения в компетентности ее сотрудников. Поэтому поверить на слово, без доказательств, что Петр Тарашкявичус – это не Тарашкявичус, а Чагин и т.д., не представлялось возможным. Если бы были представлены хоть какие-то доказательства – другое дело.

Категория: ЗАЯВЛЕНИЯ, НОВОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО СОЮЗА АНТИФАШИСТОВ | Просмотров: 400 | Добавил: voshod4139 | Рейтинг: 5.0/1
Нравится
Share on Tumblr
Всего комментариев: 0
avatar
© Луганский обком ПСПУ, 2007-2021
© Любовь Корсакова, 2007-2021
Verification: 55667eee10639ada