/

/ / / / / /

/ / / / / / / /

Добро пожаловать!
Здравствуйте, Гость!

Ваш IP: 23.20.183.212
Ваш браузер:



ЗАЯВЛЕНИЯ, НОВОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО СОЮЗА АНТИФАШИСТОВ [89]
НОВОСТИ АНТИФАШИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В МИРЕ [37]
НОВОСТИ [57]
НЮРНБЕРГ 2. СБОР ДОКАЗАТЕЛЬНОЙ БАЗЫ [9]
СВОДКИ ОПОЛЧЕНИЯ [15]
СОБЫТИЯ В НАЦИСТСКОЙ УКРАИНЕ [80]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ БОРЬБЫ С ФАШИЗМОМ [30]
МНЕНИЯ УЧЕНЫХ, ПОЛИТИКОВ, ПУБЛИЦИСТОВ О ФАШИЗМЕ И АНТИФАШИЗМЕ [64]
ТЕОРИИ ЗАБЛУЖДЕНИЙ [1]
БЛОГ Любови КОРСАКОВОЙ [520]
Блог Светланы НИКУЛИНОЙ [2]
БЛОГ Сергея ПАУКОВА [3]
БЛОГ Оксаны ШКОДА [13]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (Луганская область) [333]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (Украина) [1529]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (по России) [73]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (о событиях в мире) [318]
АРХИВ газеты "ВОСХОД" [28]
НАШИ ДРУЗЬЯ

ВОСХОД.Луганская газета
Календарь
«  Январь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Статистика
Besucherzahler
счетчик посещений
Рейтинг@Mail.ru
Главная » 2017 » Январь » 18 » ВЗВОД. ИСТОРИЯ РАЗВЕДВЗВОДА "ЗАРЯ" ЧАСТЬ 5
20:51
ВЗВОД. ИСТОРИЯ РАЗВЕДВЗВОДА "ЗАРЯ" ЧАСТЬ 5

 Глава 3. Разведка. Начало (ч. 1)

Поэт понемногу знакомится со взводом.

Основа взвода – люди, которые пришли с самого начала, 5-6 мая. Командир взвода – Андрей, из тех странных, с точки зрения Поэта, людей, к которым почему-то не прилипают позывные. Не скажешь, что у них нет характерных черт – они есть. Но позывного почему-то нет.

Андрей – офицер, служивший ещё до войны, поэтому в разведвзводе сразу же создаются порядки, приближённо напоминающие армейские. Для оружия – нескольких автоматов, которые уже были во взводе – откуда-то притащили шкаф. На шкаф прикрепили петли, в которых болтается небольшой замок. Ключ от замка, правда, лежит на шкафу, и все это знают, но всё равно – порядок уже есть.

В кубрике убирают регулярно, пол почти всегда чистый. Чуть большая проблема – стол, стоящий возле оружейного шкафа. На столе стоит электрочайник, лежат пакеты с пряниками, конфетами, хлебом, консервы, консервация, стоит пара банок варенья. Вокруг чайника – почётный караул кружек.

Бывает, кто-то не моет кружку после чая или кофе или не вытирает крошки со стола. Эта проблема остаётся ровно до тех пор, пока в кубрике нет Дизеля. Когда Дизель видит бардак на столе – он молча берёт большой мусорный пакет и смахивает в него со стола всё, кроме чайника.

Пару раз оставшись без ништяков к чаю или без кружек, даже самые небрезгливые понимают, что к чему, и на столе теперь зачастую порядок.

Дизель – тот, который заметил Поэта на стрельбище. Заместитель командира взвода, в коллективе пользуется авторитетом.

Андрей и Дизель – загадка для Поэта. Есть люди, которые, даже возглавляя незнакомый коллектив, сразу же «ставят» себя, при этом не прилагая особых усилий. Так у них получается само по себе.  Поэт не любит командовать людьми, хотя позже пришлось учиться, и его всегда удивляют прирождённые командиры.

Андрей держится особняком. Дизель больше в коллективе, и вокруг него кучкуется костяк взвода.

Лютый – как и Андрей, бывший офицер, мужчина лет 45, с улыбкой доброго тихого маньяка. Когда Лютый в первый раз улыбнулся, Поэт понял, почему он получил такой позывной.

Лёд – молодой высокий парень, постоянно ходит в тельняшке. Поэт заметил у Лёда (в родительном падеже Льда называют только так) татуировку «За ВДВ». Потом они разговорились, и выяснилось, что Лёд служил десантником под Днепропетровском. Почти земляки, по меркам этой войны.

Бекас – смуглый парень с внимательными глазами. Сначала Поэту казалось, что Бекас – еврей. Кстати, Поэта страшно удивляет то, что в Луганске попадаются евреи. Один из любимых анекдотов Поэта: «Рабинович, вы случайно не шахтёр? – Я не случайно не шахтёр, я принципиально не шахтёр!» Луганск – город ощутимо беднее жирного Днепропетровска, и Поэт не понимает, что еврею делать в Луганске.

Насчёт Бекаса Поэт, похоже, ошибался – он вроде бы не еврей, но, как позже выяснилось, до войны был гаишником. Возможно, именно профессия дала Бекасу этот ласково-настойчивый стиль общения.

Шатун – коренастый, немного сутулый тип, действительно напоминающий медведя. Позывные часто попадают в точку, но этот вообще оказался верным на сто процентов.

Змей – высокий худой парень. Волосы всегда коротко острижены, движения немного размашистые и нервные. Поэт сразу заподозрил, а потом узнал точно: Змей – бывший зэк.

В ополчении людей с судимостями или с проблемами с законом много, и этот факт ещё один, который сильно удивляет Поэта. В его понимании, после того, как в Одессе людей сожгли заживо, уйти из этого государства – практически вопрос жизни и смерти.

Почему «нормальные», «приличные» и социализованные люди сидят дома и ждут, чем всё закончится? Пока Поэт присмотрелся к местным, для него это долго оставалось загадкой.

Местные домашние мужчины и женщины нередко не любят ополченцев. Бывает, что ополченцев сначала тихо, с зимы 2014-2015 иногда и почти громко называют «отщепенцы» и «аль-паченцы». Сами ополченцы, столкнувшись с неприязненным отношением к себе от «домашних» мужчин, подобных персонажей считают хомяками. К ним нередко относятся пренебрежительно и называют «подъюбниками», «заряжающими тампонов» и «диванными войсками».

Гном – совсем молодой, ему только 21. С точки зрения Поэта, которому уже пошёл пятый десяток, Гном – очень прикольная смесь мальчика и взрослого мужчины. Эта смесь понемногу переходит из первого состояния во втрое, но всё равно постоянно откатывается в первое.

Страйк – молчаливый парень, по типажу – как в старом фильме «истинный ариец». Страйк с Поэтом почти не общаются – но не потому, что есть неприязнь, а потому, что Страйк вообще мало говорит. Как потом оказалось – много делает.

Химик – вот это настоящий еврейский юноша. Мягкий, тихий – Поэту вообще неясно, как таких заносит в ополчение. Для создания более грозного имиджа Химик подстригся налысо, но в результате только стал похож на печального басмача с еврейскими корнями и высшим образованием.

Хруст – ещё один персонаж, который Поэту напомнил еврея. Поэт с Хрустом общались мало, хотя и отношения у них были нормальные, поэтому Поэт так и не сделал окончательного вывода.

Жгут – хмурый невысокий парень, медик взвода. С Поэтом у них отношения сразу не очень заладились, но по местному «обычаю» они стараются не конфликтовать, а по возможности обходить друг друга и общаться подчёркнуто ровно.

Дед – мужчина в возрасте, неплохо за 50. У него есть внуки, и этот факт вкупе с возрастом и внешним видом без вариантов определил позывной. Худой седой мужчина в роговых очках, когда идёт по городу – на такого второй раз не взглянешь. Поэт уже встречал похожих незаметных персонажей, которые незаметно делают немало и незаметно же уходят.

Бабай – невысокий улыбчивый узбек. Со всеми поддерживает хорошие отношения, со всеми – на «вы» и в его случае это воспринимается нормально. Поэт не умеет так строить отношения с людьми и завидует таланту Бабая.

Финн. Высокий жилистый парень, русые волосы, классические русские черты лица – типичный русский. Финн – ещё одна загадка для Поэта. Глубоко верующий, не пьёт и не курит (говорит, что никогда и не пробовал), дома остались жена и трое детей, тоже верующие. Его койка рядом с койкой Поэта.

Поэт слышал, что настоящих друзей можно найти либо в юности, либо на войне. Иногда случается встреча неожиданно родственных душ, когда взрослые сформировавшиеся люди вдруг моментально сходятся, как сходятся дети. Финн – первый настоящий друг, которого Поэт нашёл на этой войне.

Разведвзвод, как и фильтрационный взвод, сразу принял Поэта настороженно. Собственно, близко с Поэтом общается только Финн – у них сразу возникает своя система.

Когда один где-нибудь умудряется «накопытить» немного патронов – патроны делят на двоих. Когда второй разживается деньгами и покупает пакет леденцов – тоже делят на двоих. Если удаётся разжиться деньгами, которые сразу никуда не тратятся – тоже помогают друг другу.

Финна и Поэта сблизило ещё одно занятие – когда делать нечего, они играют в шахматы, которые где-то на разгромленном втором этаже нарыл Финн. Финн играет здорово, Поэт только имеет понятие о том, как ходят фигуры.

Финн громит Поэта в каждой партии, даже не особо напрягаясь, но через неделю Поэт уже умудряется планировать на ход, а иногда и на два хода вперёд.

Финн с Поэтом во всём находят общий язык. Единственное, что жутко раздражает Поэта в Финне – то, что Финн постоянно шутит по поводу своей скорой смерти.

Предположим, заходит шахматная партия для Поэта в тупик – Финновы фигуры обложили Поэтовы остатки обороны и громят их, как немца в 45-м. Поэт напряжённо думает, как спасти ферзя и ладью, отдав хотя бы коня, а Финн смотрит на доску, смеётся и вдруг поднимает на Поэта взгляд.

  • Вот прикинь, Серёга, вот убьют меня – с кем будешь в шахматы играть?

Поэт рычит от злости.

  • Финн, бля, сколько раз говорил – никогда не шути на эту тему!

Финн в ответ только смеётся и за три хода забирает и коня, и ладью, между делом загоняя ферзя в глухой угол между своими пешками.

  • Все там будем, на всё Божья воля, – говорит Финн, и Поэт не понимает – достаёт его Финн или действительно так фаталистично относится к своей жизни.

Собственно, Поэтом Поэт стал в первый день после построения. Взвод собрался в курилке возле ворот, куда стащили лавочки, пару стульев и пару шатающихся кресел.

  • Нужен позывной, – сказал Дизель, подойдя к Поэту.

Поэт немного затупил – в эту сторону он ещё не думал.

  • Чем занимался или увлекался до войны? – приходит на помощь Дизель.
  • Журналистом был, редактором.
  • «Журналист», «Редактор» – длинно, – сразу отметает эти варианты Дизель.
  • Голландский язык преподавал.
  • «Голландец» – прикольно, но тоже длинно.
  • «Дутч»? – спросил Поэт.
  • Это ещё что? – не понимает Дизель.
  • Так голландцев называют в Европе.
  • Не, непонятно.

Возникает небольшая пауза.

  • Стихи ещё писал, – перебирает варианты Поэт.
  • Стихи? – не верит Дизель. – Серьёзно?!
  • Ну да, – Поэт удивляется недоверию Дизеля.

Ну, писал человек стихи, ну и что?

  • Во! – Дизель показывает большой палец. – Поэт!

Дизель поворачивается ко взводу. Кто-то курит, кто-то шарится в телефоне по Интернету, кто-то разговаривает с соседом.

  • Внимание, позывной новичка – «Поэт».

Бойцы смотрят на Дизеля, на Поэта, кивают, пожимают плечами и возвращаются к своим занятиям.

Так Поэт становится Поэтом.

P. S. Разведка. Начало

image (17)
Бекас
Лютый
Гном
Гном
Финн (слева)

Финн (слева)

Глава 3. Разведка. Начало (ч. 2)

    • Едешь с нами? – к Поэту подходит Лёд.
    • Куда? – не понимает Поэт.
    • Сегодня в ночь на выезд. Нужно одно место посмотреть.
    • Еду, – пожимает плечами Поэт.

Чтобы разобраться в человеке, «старики» взвода решают взять его с собой, как только он пришёл. Первый вопрос, который возникает – экипировка Поэта. Поэт на данный момент одет в светло-синие джинсы, подпоясанные вытертым офицерским ремнём, тёмно-синюю футболку и коричневые кроссовки, которые он купил в Луганске в день голосования. Обувь (как начинающий военный, Поэт решил не экономить на обуви) покупается в крутом (по луганским меркам) обувном магазине, на кроссовках написано «Скетчерс». В разведвзводе уже появилась первая форма – так называемая «стекляшка», широкие брюки и широкая куртка раскраски «флора», сделанные из ткани, похожей на ту, из которой делают сумки. Форма балахонистая, поэтому её можно надевать на другую одежду, что очень удобно, особенно в холодные луганские ночи. У Поэта такой формы, пока, естественно, нет. Ему всё равно, он готов идти на свой первый выход хоть в джинсах, хоть в трусах, хоть без, но против оказывается Андрей. Все на выход должны идти в форме – и точка. Сначала Поэт думает, что это – дурной армейский педантизм по принципу «Пусть безобразно, но единообразно». Много позже до него дошло – Андрей исходил из того, что весной 2014-го в Луганске человеку в форме с оружием немного безопаснее, чем человеку в гражданской одежде с оружием.

Если человек в форме с оружием – это, скорее всего, представитель какого-нибудь зарождающегося подразделения. Если человек с оружием, но в гражданке – это может быть кто угодно, и его могут убить просто для того, чтобы забрать ствол. Ни милиции, ни СБУ, ни судов, никаких других органов власти по факту в Луганске уже нет.

  • Мы ему сегодня форму не успеем достать, – задумчиво говорит Дизель.
  • – Уже вечер. У кого из наших такой размер? – спрашивает Андрей.
  • У Финна, – лениво говорит Бекас, смеривая Поэта взглядом.
  • Финн! – кричит Лёд вглубь кубрика Финну, который лежит на койке и слушает музыку в наушниках.

С третьего раза Финн слышит, что его зовут, поднимается с койки и подходит к группе, собирающейся на выезд. . Дай форму Поэту, – тихим, но не допускающим возражения тоном говорит Андрей. Финн делает недовольную мину – он заранее чувствует, чем для его формы закончится сегодняшний выезд. И это без его участия! Ему на выход, – тихо, но уже твёрже говорит Андрей. Финн покорно кивает и бредёт к своей койке за формой.

  • Всё? – спрашивает Андрей. Какой всё? – возмущается Поэт. – А оружие? Возьмешь мой автомат, – глядя в сторону, говорит Андрей. Впоследствии он наверняка не раз пожалел об этой фразе. Пока во взводе не хватает автоматов на всех. У тех, кто пришёл с начала, своё закреплённое оружие есть, на всех остальных есть переходящие стволы – приблизительно один на двоих-троих. Поэт, в первый выход сходив с автоматом Андрея, воспринял это как должное и теперь каждый раз пытается взять именно этот автомат. На самом деле автомат и Поэт понравились друг другу также, как и Поэт и тот автомат, из которого он стрелял на стрельбище. Формально свои претензии Поэт аргументирует тем, что за ним оружие пока что не закреплено, а «У тебя и так есть пистолет, и я буду тебя прикрывать, а толку с меня в бою вообще без оружия», – это говорится Андрею каждый раз. Дополнительный «аргумент», который приводит Поэт – номер автомата начинается на «56»,  как и телефонный код Днепропетровска.  С Поэтом, в общем, можно найти общий язык. Но в некоторых вопросах, в которых Поэт уверен в своей правоте (правда, далеко не всегда обоснованно) Поэта клинит и он стоит на своём до конца, используя в отстаивании своих законных прав все мыслимые и немыслимые средства. Андрей иногда тихо рычит, но терпит Поэтов закидон, и до тех пор, пока Поэт не получил свой персональный автомат – он почти везде ходит с автоматом «56» на практически законных правах.  Выезд назначен на вечер, когда уже стемнеет. Тех, кто едет, освобождают от всех нарядов и отправляют спать – но Поэту не спится. Сегодня – первый его выход в составе разведвзвода, и даже неясно, чем этот выход обернётся. Ещё два дня назад Поэт вместе со всеми грузил песок и кирпич и убирал дерьмо за Нацгвардией – и уже сегодня с боевым оружием участвует в выходе!

В 20 часов начинают собираться. Финн, с тяжёлым вздохом отдавший форму (словно чуял, что форма будет вымазана), махнул на всё рукой и по принципу «Сгорел сарай – гори и хата» вытаскивает из-под матраца личный армейский подсумок для магазинов, в котором лежит его личный магазин, через два патрона забитый трассерами – особый шик начинающих разведчиков. Два магазина взяли из н/з взводного шкафа-оружейки, и ещё один магазин с недовольной миной и непререкаемым «Вернёшь!» протягивает Поэту Бекас. Теперь у Поэта автомат с полным магазином, полный подсумок, надетый на пояс, и три личных пачки патронов, кое-как растыканных по карманам джинсов. Поехали, – говорит Дизель, допивая кофе, оглядывая не очень чистый стол и тяжёлым взглядом смеривающий взвод. Сейчас уберём, – тут же отзывается Химик. Сразу, – отрезает Дизель, и выходит из кубрика. За ним выходят Лёд, Бекас, Змей и Поэт. Краем глаза Поэт успевает заметить, как Химик уже убирает со стола. Возле входа в казарму уже стоит «Фольксваген» Бекаса – машина неприметная, но хорошая и мощная. Поэт, у которого когда-то тоже был «Фольксваген», но лет на 10-15 старше, завистливо вздыхает. Грузятся в машину. За рулём – Бекас, рядом с ним – Дизель. Слева на заднем сидении сидит Змей, справа – Лёд, Поэт зажат между ними. Хорошо, хоть соседи не толстые. Автомат клади вот так, – говорит Змей. Он берёт автомат Поэта (Андрея) за ствол и наклоняет ствол так, что он ложится между передними сидениями. Так можно если что сразу стрелять через лобовуху. Совет хороший и звучит убедительно, но Поэт намного позже понял, что Змей никогда не стрелял из автомата в автомобиле. Выстрел в таком замкнутом пространстве гарантированно оглушит всех, кто находится внутри. Но это Поэт понял потом – а сейчас он берёт автомат поудобнее и сразу начинает всматриваться, в кого нужно будет «сразу стрелять через лобовуху». Стрелять пока не в кого – «Фольксваген» (Поэт про себя уже окрестил эту машину «Бекасмобиль»), тихо урча, отъезжает от казармы и останавливается возле ворот. Тимура уже предупредили – он внимательно оглядывает сидящих в салоне и открывает ворота. Удачи, – серьёзно говорит Тимур. Спасибо, – кивают ему в ответ. Ну что, мальчики, поехали! – резко говорит Дизель. Поехали, – отзывается Бекас. «Бекасмобиль» выезжает из ворот, заворачивает влево и резко набирает скорость. На улицах Луганска пусто, светят фонари и ритмично мигают жёлтым светофоры. «Бекасмобиль» летит через ночной город. Дизель молчит, Змей курит, Лёд шарится в телефоне, Поэт сжимает автомат и смотрит вперёд.

P. S. Разведка. Начало

Агитация того времени
Агитация того времени
В кубрике разведвзвода
В кубрике разведвзвода
Взвод
Взвод

Продолжение следует   на 

 

Категория: СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ БОРЬБЫ С ФАШИЗМОМ | Просмотров: 89 | Добавил: voshod4139 | Рейтинг: 5.0/1
Нравится
Share on Tumblr
Всего комментариев: 0
avatar
© Луганский обком ПСПУ, 2007-2017
© Любовь Корсакова, 2007-2017
Verification: 55667eee10639ada