/

/ / / / / / /


Добро пожаловать!
Здравствуйте, Гость!

Ваш IP: 35.173.48.224
Ваш браузер:



ЗАЯВЛЕНИЯ, НОВОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО СОЮЗА АНТИФАШИСТОВ [175]
УСТАВНЫЕ ДОКУМЕНТЫ МСА [2]
Устав, свидетельство о государственной регистрации, свидетельство налогоплательщика и лист записи в ЕГРЮЛ
НОВОСТИ АНТИФАШИСТСКОГО ДВИЖЕНИЯ В МИРЕ [60]
Новости [86]
НЮРНБЕРГ 2. СБОР ДОКАЗАТЕЛЬНОЙ БАЗЫ [23]
СВОДКИ ОПОЛЧЕНИЯ [16]
Украина [182]
СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ БОРЬБЫ С ФАШИЗМОМ [45]
Мнения, аналитика [121]
ТЕОРИИ ЗАБЛУЖДЕНИЙ [3]
БЛОГ Любови КОРСАКОВОЙ [521]
Блог Светланы НИКУЛИНОЙ [2]
БЛОГ Сергея ПАУКОВА [5]
БЛОГ Оксаны ШКОДА [23]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (Луганская область) [333]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (Украина) [1529]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (по России) [73]
АРХИВ САЙТА ВОСХОД (о событиях в мире) [318]
АРХИВ газеты "ВОСХОД" [28]
НАШИ ДРУЗЬЯ

ВОСХОД.Луганская газета
Календарь
«  Август 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Статистика
Besucherzahler
счетчик посещений
Рейтинг@Mail.ru
Главная » 2019 » Август » 4 » Я НЕСУ ЭТУ ТЯЖЕСТЬ РАДИ ДЕТЕЙ
13:53
Я НЕСУ ЭТУ ТЯЖЕСТЬ РАДИ ДЕТЕЙ
.. На V международном съезде антифашистов почетным гостем была ГУРИЕВА НАДЕЖДА ИЛЬИНИЧНА,  учитель истории, директор школьного музея той самой Бесланской школы, где произошла трагедия. На самом съезде , к сожалению Надежде Ильиничне не удалось выступить ..  по техническим причинам.  Но  встретиться с человеком, который называет её МАМОЙ  с той самой трагедии  удалось..  Роман Разум и Надежда Ильинична давние и близкие друзья. На съезде Надежда Ильинична награждена Железным Крестом 1 степени.

 

 

Во время террористического нападения на школу в Беслане в 2004 году Надежда Гуриева потеряла двоих детей. Эта трагедия унесла и искалечила жизни многих людей. Пережившие теракт по-прежнему не могут смириться со своими потерями.

В обнимку со своими детьми Надежда Гуриева замерла на полу душного школьного спортзала. Всего в нескольких шагах от них находилось взрывное устройство. Борис и Вера – ее старшие дети – переодеты в национальные костюмы и были готовы к выступлению по случаю празднования первого сентября – к выступлению, которое не состоялось

Борис и Вера стали одними из многочисленных жертв террористического нападения на школу № 1 в Беслане. В течение двух дней их удерживали в заложниках. Всего в теракте погибло 334 человека, 186 из них были детьми. Только спасение младшей дочери Ирины помогло Гуриевой пережить свою чудовищную потерю.

«У меня просто выбора не было, - говорит Надежда Ильинична. – У меня было дитё, которое осталось. И она все время ходила и заглядывала мне в глаза – плачу я или нет. То есть я даже выплакаться не могла».

15 лет тому назад, 1 сентября 2004 года, вооруженные боевики захватили школу и на протяжении 52 часов удерживали в заложниках 1100 учителей, детей и их родителей. Для переживших эту ужасную трагедию жизнь переменилась навсегда.

«Есть такие, которые уехали, изменили полностью образ жизни, - рассказывает Надежда Ильиничга. – Есть такие, которые целиком и полностью посвятили всю свою жизнь расследованию того, что произошло. Есть такие, кто помогает мне с музеем. И есть такие, которые продолжают плакать, живут на кладбище, пытаются там воспитывать детей».

Надежда Ильинична преподает в школе № 1 более 40 лет. На ее глазах погибли ее сын и дочь. «У меня все внутри. И я стараюсь не переносить  [свое горе  на других. На самом деле траур – он все время».

Тем утром захватившие школу чеченские и ингушские боевики согнали всех заложников из школьного двора в небольшой спортзал, в котором они установили взрывные устройства. В обмен на жизни своих заложников они потребовали вывода российских войск из Чеченской Республики.

Беслан. Место трагедии.

Беслан. Место трагедии.

Надежду Ильиничну Гуриеву ввели в спортзал одной из последних. И только там она поняла, что все трое ее детей тоже находятся внутри. «Прошло много лет, - рассказывает она. – Я так и не знаю, как нам удалось это пережить. Я говорю не о взрывах, а о проведенных там 52 часах. Это был настоящий ужас».

Для того, чтобы добиться соблюдения тишины, боевики расстреляли перед всеми одного из заложников.

Поначалу, пока детям позволяли пользоваться туалетом, они могли утолять свою жажду. Вода хоть немного помогала справляться с жарой и духотой спортзала. (По сей день, в память о погибших, скорбящие приносят к школе бутылки с водой.) В тот день у 14-летнего Бориса была температура, он слишком ослаб, чтобы дойти до туалета.

«Боевики разбили умывальники и сломали трубы, чтобы нам негде было напиться, - рассказывает Надежда Ильинична. –  Дети  пробовали намочить в пролившейся воде свои рубашки, чтобы принести воду с собой. Некоторые дети приносили своим матерям воду во рту».

Однако на второй день, когда переговоры не принесли желанных результатов, детей практически перестали отпускать в уборную.

КРОВАВЫЕ СЛЁЗЫ

Надежда Ильинична  вспоминает, что к полудню 3 сентября ей хотелось уже, только чтобы противостояние, наконец, как-нибудь разрешилось. В спортзале в основном царила мертвая тишина. Чтобы удержать заложников в повиновении, террористы стреляли в потолок. Но сотни из них уже становились неуправляемыми.

Вскоре после часа дня в спортзале прогремел мощный взрыв.

Все, кто был в состоянии, вскочили и побежали. По убегающим открыли огонь. «Боевики начали стрелять из окна второго этажа в спины бегущим детям», - рассказывает Надежда Ильинична.

Одна из вырвавшихся из заточения девочек добежала до колонки с водой. «Она не могла оторваться от воды, - вспоминает Надежда Ильинична. – Там ее снайпер и убил».

Заложники, оставшиеся в живых в Беслане. 3 сентября 2004 года.

Заложники, оставшиеся в живых в Беслане. 3 сентября 2004 года.

В результате второго взрыва обрушилась крыша. Здание загорелось. «Когда я очнулась, моей Верочки уже не было в живых».

К моменту теракта Вере было 11 лет. Надежда Ильинична указывает на ее фотографию: «У нее было точно такое же выражение лица, как здесь. Та же улыбка. Только глаза были закрыты, а на щеках – кровавые слезы». Ее руки были скрещены на груди. В руке она сжимала найденный ею крестик. Осколок шрапнели попал ей в затылок.

Останки Бориса и Веры обгорели до неузнаваемости. Веру определили по национальному костюму, в котором она должна была танцевать народные танцы. Борис был весь в крови, но еще продолжал дышать. У него было сквозное ранение осколком шрапнели в живот. Ирина почти не пострадала, и Надежда Ильинична велела ей убегать, а сама осталась с Борисом. Она сумела дотащить его до группы других тяжело раненных, но у нее самой была сильно повреждена рука, и унести его из спортзала она оказалась не в состоянии. Рядом с ними валялись оторванные части человеческих тел.

Боевики вытолкали Надежду Ильиничну  из спортзала в столовую. Она схватила за руку и увела с собой маленькую девочку. Попав в прилегающую к столовой кухню, они напились воды из-под размороженных террористами куриных бедрышек. Она велела девочке ее дожидаться, а сама попробовала вернуться к Борису. Боевики преградили ей путь. Один из них прикладом выбил ей зубы.

Родственники пытаются опознать тела своих погибших в Беслане близких во дворе морга. Владикавказ, 5 сентября 2004 года.

Родственники пытаются опознать тела своих погибших в Беслане близких во дворе морга. Владикавказ, 5 сентября 2004 года.

Она сумела сбежать через окно, когда российский спецназ начал штурм школы. Удалось спастись и Ирине.

«Любому человеку, вышедшему из такой жуткой ситуации, надо снова найти смысл жизни – ради чего продолжать жить. Или просто удавиться – пойти на то же кладбище. У нас были самоубийства среди взрослых мужчин. Довольно приличное количество мужчин покончили с собой», - говорит Надежда Ильинична

По-прежнему остаются неразрешенными вопросы о том, кто виновен в столь кровавом окончании бесланского кризиса и кто – боевики или российский спецназ – начал последнюю битву. Многим эти вопросы не дают покоя и по сей день.

По словам Надежды Ильиничны , ее муж Станислав, мучимый жаждой отмщения, не мог смириться с невозможностью найти виновников трагедии. 46-летний Станислав умер несколько лет  назад. «Оправиться он не смог. Начал это все очень активно забивать алкоголем. И алкоголь его и убил в результате».

НОВАЯ ЖИЗНЬ

Через два месяца после теракта Надежда Ильинична  вернулась к преподаванию.

«У меня первый урок был в классе, где учился мой сын. Я иду по коридору, и вдруг одна из девочек бежит мне навстречу: «Ой, как хорошо, Надежда Ильинична, вы пришли! А Боря пришел?» То есть, тогда еще не все знали даже – кто погиб, кто не погиб. И первый наш урок мы просто плакали вместе».

Памятный стенд на месте трагедии в Беслане. 1 сентября 2014 года.

Памятный стенд на месте трагедии в Беслане. 1 сентября 2014 года.

Учительство явилось для Надежды Ильиничны  источником стойкости. В профессиях учителя и актера, по ее словам, очень много общего: «Нравится тебе, или не нравится, болит у тебя, сердце у тебя рвется на куски, но тебе надо выходить и проводить уроки детям. С ними надо заниматься. Кроме того, что я вела уроки в школе, у меня было еще 10 детей, к которым я ходила заниматься домой. И я, перед тем как зайти,  делала  глубокий вздох, улыбку на лицо – и пошла. Отзанималась, вышла и до следующего адреса я плачу. Потому, что такие были тяжелые дети, с которыми мне приходилось заниматься».

Надпись над входом в новую школу, построенную напротив школы № 1, гласит: «Мы начинаем новую жизнь»! Однако, по словам Н.И.Гуриевой, это не означает, что прошлое должно быть предано забвению: «История школы № 1 – это наша история. Теракт – это наша история. Она трудная, она страшная, она кровавая, но это наша история. И мы ее помним. С переездом в новую школу мы не начинаем новую жизнь. Мы продолжаем жить нашу жизнь».

Мемориал внутри был сделан руками матерей, недавно только поменяли фото, чтобы они не портились, поместили их под стекло. А так как было невозможно смотреть в глаза детей, так невозможно и сейчас

Мемориал внутри был сделан руками матерей, недавно только поменяли фото, чтобы они не портились, поместили их под стекло. А так – как было невозможно смотреть в глаза детей, так невозможно и сейчас. Фото: АиФ / Индира Кодзасова

«Перед очередной годовщиной мне уже за месяц становится плохо. Но нужно брать себя в руки и говорить со всеми, кто этого общения хочет», - делится она. Непонятно, кого имеет в виду - меня или американку. Та раскладывает на подоконнике портреты погибших детей. И всё время недовольна: стекло рамок отсвечивает. Встаёт на подоконник, наводит фотоаппарат, пере­ступает через снимки и так и этак. Затем журналистка идёт в маленький школьный музей, берёт со стенда маечку первоклашки в багровых пятнах засох­шей крови. И вешает на доску - чтобы лучше сфото­графировать. Мне срочно нужна вода - она во всех кабинетах школ в Беслане есть ВСЕГДА. На всякий случай. Мне чудится бегущий мальчик и стреляющий террорист… Надежда Ильинична спокойна. Как тогда, 15 лет назад. 

Разговор с нелюдем

«Обо мне многие говорят, что я сильная, что я быстрее всех вышла из шока. Это внешне. Я пошла в школу с тремя детьми, а вышла с одной дочерью. Как я могу быть нормальной? Но с другой стороны - да, я сжала зубы и смогла вернуться в жизнь. Как ни странно, мне помогли  журналисты. 

Сейчас в небольшом школьном музее стоит доска. На ней накануне того 1 сентября её дочь, шестиклассница Верочка, написала: «С последним первым звонком!» Когда мать, которая готовила класс к началу учебного года, спросила её: «Почему ты так написала?» - она ответила: «Но ведь для многих это в последний раз»… 

Рядом с этой доской ещё и школьная форма и туфли Верочки - нашли после трагедии... От сына Борика нет ничего. Трудно спросить у надежды Ильиничны как она  спасала других детей  и не смогла спасти своих детей, как выдержала натиск родителей, которые годами упрекали её и других учителей в том, что те укрывали своих, а не учеников. «Ни одной секунды после я не забываю о том, что было. Но, видимо, жизнь выбрала меня неслучайно. Я - учитель и делала для детей всё, что могла. И главное - приходилось с этими нелюдями разговаривать. Я думаю, что им не хватало в детстве внимания, им не привили элементарных правил человеческого общежития, уважения к другой лично­сти, будь то ребёнок или старик. Им ничего не стоило стоять в дверях туалета и смотреть, как справляют нужду женщины. Они не испытывали ни капли жалости к страданиям заложников. Как мы вырастили таких? Почему этого никто не заметил? Кто их учил ненависти, а не дружбе? Зачем?»

Помещение школьного музея памяти жертв трагедии. Все это сделано руками энтузиастов под руководством Надежды Ильиничны Гуриевой, учителя истории, которая была вместе с 3 своими детьми в заложниках. Старшие Вера и Борик погибли. Младшая Ирина в этом году закончила 11 класс и поступила в мединститут

Помещение школьного музея памяти жертв трагедии. Все это сделано руками энтузиастов под руководством Надежды Ильиничны Гуриевой, учителя истории, которая была вместе с 3 своими детьми в заложниках. Старшие Вера и Борик погибли. Младшая Ирина в этом году закончила 11 класс и поступила в мединститут. Фото: АиФ / Индира Кодзасова

Это вместо разговоров об Украине, ситуацию в которой характеризует коротко: «Феодальная раздробленность».

Надежда Ильинична рассказывает, что, как только началась война там, они с учениками собрали гуманитарную помощь и отправили беженцам. Её ученики помнят, как им помогал после трагедии весь мир, и понимают: согревает не свитер, а рука, которая его даёт.

Волшебная палочка

Надежда из династии учителей - её прапрадедушка учил детей ещё в 1870 г. в Ставропольском крае. Она - с 1978 г. И на ней цепочка может прерваться. Верочка хотела быть учителем. Ирина, младшая, единственная выжившая, в этом году поступила в мединститут. Учитель надеется, что кто-то из племянников не даст упасть волшебной палочке-указке из её рук. А сама она будет с детьми до последнего вздоха. 

«Мне, как только я вышла на работу, в сентябре 2004 г. дали 10 детей, которые или из-за ранений или из-за психологических проблем не могли ходить в школу. Я проводила уроки на дому. Видела смятение и ужас, стремление довериться и страх. И собственное горе отступало, когда я чувствовала, насколько во мне нуждаются. Я та, кто их поймёт, потому что пережила то же самое». 

Учебники также были мишенью террористов. И теперь они экспонаты музея

Учебники также были мишенью террористов. И теперь они экспонаты музея. Фото: АиФ / Индира Кодзасова

«Через несколько дней после штурма я пошла в школьный спортзал. И осознала свою миссию - надо сохранить память обо всём происходившем. Мою младшую дочь Иру спасли спецназовцы. У неё теперь единственная цель в жизни - стать хирургом, лечить и спасать спецназ, тех, кто спас её. Видите, одних воспитывали так, что они погубили нас, других так, что они не пожалели себя, спасая нас. Вот такой жесточайший урок...»

Коридоры новой первой школы, построенной 9 лет назад, тоже музей. Со стен на ребят смотрят те самые герои, которые спасали их. Школа попросила «Вымпел» и «Альфу» дать разрешение назвать именем каждого героя класс. Так появился 11-й им. Героя России Андрея Туркина, 9-й - им кавалера ордена Мужества Дмитрия Разумовского. Стыдно вести себя плохо, когда на тебя смотрит погибший за тебя...

Вечный урок. Памятники жертвам трагедии в Беслане

Памятник «Древо скорби» был установлен в Беслане на мемориальном кладбище «Город ангелов» почти через год после трагедии - в августе 2005 года. Монумент, выполненный скульпторами Аланом Корнаевым и Заурбеком Дзанаговым, сделан из бронзы.

Для Надежды Гуриевой за последние 10 лет мало что изменилось. Её Верочка навсегда останется 6-классницей, а Борик - 8-классником. Но она постоянно говорит о хорошем: «Дочь Даримы Аликовой (погибшей учительницы. - Ред.)вышла замуж». Или: «Давида Валиева, нашего ученика, в Германии прооперировали. Представляете, он много лет не говорил, а теперь - счастливый отец». А ещё о своих коллегах: «У нас знаете, какой коллектив был? Мы пели постоянно.  10 лет мы  молчали. И вот недавно впервые запели! Какие песни? От «Парней так много холостых...» до «Ой, цветёт калина...» А потом снова - как вспышка памяти: «Каждый год мы хороним учителя. 2004-й продолжает свою страшную жатву. Я несу эту тяжесть только ради детей - пока хоть один заложник идёт в школу, я не оставлю их».

Меня очень растрогал вот это 7-летний мальчик в книге соболезнований внутри спортзала. Мы можем быть спокойны за Егора. Он может жалеть, чувствовать, любить… Фото: АиФ / Индира Кодзасова

В мемориальном спортзале есть книга соболезнований. Там сотни записей людей со всего мира на всех языках. Одна из последних - в следах слёз. Семилетний Егор Сидоренко из Подольска пишет: «Мне очень жаль Вас, дети». Может быть, ради этого и нужно писать о Беслане, принимать иностранных журналистов, собирать музей школы, водить в разрушенный спортзал людей. Чтобы не черстветь, чтобы чувствовать...

Воспоминания очевидцев о трагедии в Беслане 2004-го года - в специальном проекте АиФ.ru

Перейти на проект

 

Категория: ЗАЯВЛЕНИЯ, НОВОСТИ МЕЖДУНАРОДНОГО СОЮЗА АНТИФАШИСТОВ | Просмотров: 60 | Добавил: voshod4139 | Рейтинг: 5.0/1
Нравится
Share on Tumblr
Всего комментариев: 0
avatar
© Луганский обком ПСПУ, 2007-2019
© Любовь Корсакова, 2007-2019
Используются технологии uCoz
Verification: 55667eee10639ada